Новости

Чурко: сейчас весь Мариуполь живет футболом

15-08-2017 18:42

Чурко: сейчас весь Мариуполь живет футболом

Вингер «Мариуполя» Вячеслав Чурко поделился со Sport Arena впечатлениями о победном матче с Карпатами (3:0), рассказал, какие нюансы мешают украинцам заиграть за границей, и почему теперь не будет бросаться на предложения зарубежных клубов.

С одной стороны, футбольная история Вячеслава Чурко складывается как многие другие – молодой-перспективный футболист уехал пробовать себя за границей, не зацепился и вернулся в знакомую команду. Но с другой – Чурко все больше показывает, что вернулся в Мариуполь не просто ради возвращения и «однотонной стабильности», а ради результата и движения вперед.

За 5 туров нынешнего чемпионата фланговый хавбек быстро стал одним из «движков» команды Александра Севидова, и такими темпами вскоре превратится в ее ключевого игрока. По крайней мере, в прошедшем матче с Карпатами (3:0) так и было – Чурко не только поучаствовал в двух голах мариупольцев, но еще и создал немало моментов для партнеров, обеспечивая Мариуполю действительно мощный атакующий потенциал.

Мариуполь, разгромив Карпаты, одержал уже вторую подряд крупную домашнюю победу. Вас такая прыть команды не удивляет?

— Если судить лишь по итоговому результату, можно сказать, что встреча с львовянами была для нас легкой. Но игра выдалась тяжелой. Карпаты – хороший соперник, думаю, они еще наберут ход. Сейчас же я рад, что мы выиграли – смогли реализовать свои моменты и забить еще больше. К примеру, в одном эпизоде арбитр не поставил пенальти за фол на Фомине, что помогло бы еще увеличить счет.

На ваш взгляд, Карпаты были обыграны полностью по делу? Мариуполь сыграл именно так, как просил до матча Александр Севидов?

— Хорошо, что мы быстро забили сразу два мяча – это придало нам уверенности, а игроки Карпат, наоборот, стали заметно нервничать. Видимо, они просто не понимали, куда попали и что вообще происходит. Все случилось довольно быстро.

Мы понимали, что во втором тайме соперник начнет нас прессинговать с желанием отыграться. То есть линия обороны львовян должна была выдвигаться ближе к центру поля, и у нас в атаке намечались свободные зоны. А имея в своем составе такого быстрого игрока, как Фомин, мы могли рассчитывать на стремительные прорывы, ведь защитники у Карпат не очень быстрые. Исходя из этого, наши защитники стали больше делать длинных передач в тыл гостей. И гол Болбата родился именно после такой комбинации.

Все это было указанием нашего главного тренера – он попросил нас отойти чуть глубже назад и выжидать своего момента. Понимаю, если бы счет был другим, к примеру, 0:0, то и наша манера игры в концовке стала бы совершенно иной. Но тогда мы уже вели 2:0, поэтому и наши действия уже были больше рассчитаны на удержание перевеса.

Первый гол получился полностью вашим, а вот второй состоялся не без помощи рикошета. Как считаете, он по праву записан в протоколе именно на вас?

— Это решать не мне – есть люди, которые принимают такие решения. В моменте со вторым голом я целился в дальний угол. Сейчас понимаю, что мяч не сильно точно шел в створ, но хорошо, что он срикошетил и залетел точно в ворота Карпат.

Свои голы кому-то посвятили?

— Первый свой гол я посвятил жене и ребенку. Они постоянно приходят на стадион и всегда болеют за команду, в которой я играю. Так было и в Венгрии, когда я там выступал. Когда жена приезжала ко мне, то все свои голы я посвящал только ей. В Мариуполе тоже все мои голы будут для нее и ребенка.

А второй гол?

— Его мне хотелось бы посвятить всему Мариуполю, всем тем людям, которые пришли на стадион, чтобы поддержать нас. Было очень приятно видеть столько болельщиков, сейчас весь город живет футболом. Это реально очень круто!

Я играл в Италии, и там тоже была такая же атмосфера, когда весь город жил футболом. Из девяти тысяч мест на стадионе 7 тысяч, как правило, всегда были заполнены. Поддержка была на уровне, и это тоже было по-настоящему классно.

Давно удавалось «стрелять» дуплетами?

— В УПЛ в последний раз я забивал два гола за матч еще до ухода из Мариуполя. Было это в игре с Таврией, когда она завершала свои выступления в чемпионате Украины. Помнится, симферопольцы тогда вылетали, и всем было ясно, что команда прекратит свое существование. Наверное, это было года 3 тому назад.

Первый гол вы забили, подключившись в штрафную Карпат слева. А второй гол образовался после вашего прорыва уже справа. Стараетесь действовать по всему фронту нападения, не привязываясь к конкретному флангу?

— Мы с Кожановым и Болбатом постоянно меняемся игровыми позициями. Любой из нас может оказаться и слева, и справа, и в центре. Мне удобнее играть справа, но Александр Владимирович Севидов ставит меня преимущественно слева, чтобы я именно оттуда чаще и больше подавал мяч. Ему больше нравятся фланговые подачи, чем смещения в центр с ударами. Но раньше он кричал на нас за такие рокировки, а сейчас стал относиться к ним лояльнее. У нас все происходит исключительно по игре, и тренер это прекрасно понимает.

Мариуполь взобрался уже на пятое место. Останавливаться на достигнутом, судя по всему, в команде никто не собирается?

— Мы в турнирную таблицу пока не смотрим. Серьезно готовимся к каждому новому матчу, проводим его, стараясь выжать максимум, а затем движемся дальше. Сейчас лишь начало длинного сезона, поэтому нет смысла заглядывать в таблицу. Любая из команд может потерять очки, а другая – взять их в неожиданном месте, и ситуация будет совершенно другая. Думаю, только после 10-ти туров можно будет о чем-то разговаривать и что-то оценивать, но не сейчас.

Вы летом вернулись в Мариуполь, где не играли почти два года. Как идет процесс адаптации и можно ли вообще говорить о ее присутствии?

— Я не знаю, можно ли вообще говорить о какой-то адаптации. После европейского футбола я вообще вернулся совершенно в другой футбол. У нас в Украине на порядок тяжелее играть, чем за границей. Я играл в Венгрии и в Италии, и могу прямо сказать, что играть в Украине тяжелее всего. Уверен, вам подобное скажет любой футболист, поигравший где-то в Европе. Почему так? Наверное, по некоторым причинам, которые есть у нас вокруг футбола.

А что до моего возвращения в Мариуполь, то здесь встретил все именно таким, как оно было раньше.

Стала ли другой команда?

— Мне было хорошо играть и тогда, да и сейчас в Мариуполе здорово.

Так получилось, что весна этого года практически выпала из вашей игровой карьеры. Почему?

— Я до конца предыдущего сезона был в Италии и свой контракт отработал полностью. Единственное, не играл, а только тренировался. Во Фрозиноне тренер решил перестроить тактическую схему – команда перешла на игру в пять защитников, двух центральных хавбеков и одного полузащитника под двумя нападающими. То есть игра строилась без крайних игроков.

Мне сказали, что моей позиции в команде теперь нет, поэтому будет лучше, если я найду себе другой клуб. Впрочем, где-то за месяц до этого мне говорили о том, что на меня рассчитывают, речь даже шла о полном выкупе контракта у Шахтера. И тут вдруг ситуация полностью изменилась.

Как следствие, мой агент занялся поисками вариантов, которых набралось много. По крайней мере, так мне говорил агент. Но эти варианты один за другим отпали. Якобы я даже мог перейти в Ворсклу. В итоге, новой команды мне не нашлось, и пришлось вернуться в Италию. А Фрозиноне к тому времени меня уже отзаявил. И мне ничего другого не оставалось, как только тренироваться и ждать окончания контракта.

Сложно ли было такой немалый период времени не играть?

— Было сложно, в первую очередь психологически. Я уже настроился на уход из команды, но пришлось возвращаться. Во Фрозиноне меня приняли хорошо, с партнерами никаких проблем не было, а вот с тренером имелись вопросы…

Этот тренер до сих пор трудится во главе Фрозиноне?

— Нет, он уже уволен со своего поста. Команда в полуфинале плей-офф Серии В предыдущего сезона должна была проходить Карпи, но сделать этого не смогла. После 0:0 на выезде Фрозиноне дома имел перевес в два игрока, но единственный победный мяч не забил, а на последних минутах пропустил гол со штрафного и проиграл 0:1. Для всего города это была настоящая катастрофа – люди не понимали, что произошло.

Какой опыт остался после выступлений в Италии и Венгрии, где вы защищали цвета Академии Пушкаша?

— Это была отличная школа, благодаря которой я в будущем буду совершенно по-другому подходить к рассмотрению вопросов своего вероятного продолжения карьеры за границей. Я теперь не буду туда гнаться и куда-то спешить.

В чем состоятся нюансы из полученного опыта?

— Инициатива приглашения в команду должна исходить только от главного тренера. Это первое. А второе: переход должен совершаться только как полноценный трансфер. В Европе все считают деньги. Если они платят за игрока деньги, то они на него рассчитывают не на словах, а на деле, они ставят его в состав. Если же у них находится игрок в аренде, то он как бы запасной. У них есть свои местные футболисты, которые должны играть, которые затем могут быть куда-то проданы. А арендованные футболисты исключительно на замену, хотя они и могут быть сильнее местных игроков.

А где было интереснее – в Италии или же в Венгрии?

— Футбол был посильнее в Италии. В Венгрии команды тоже играли в техничный и быстрый футбол. Однако в Италии игра еще техничнее, еще быстрее. Во Фрозиноне была собрана очень техничная команда – там любой защитник или же полузащитник мог один в один обыграть любого. Играя против крайнего защитника, он так мог повозить, что ты не понимал, что вообще происходит. Там реально было очень интересно.

Из увиденного я почерпнул для себя очень много. В Италии игроки, возможно, и не очень сильны тактически в отборе, зато они на какой-то своей расхлябанности могут вытворять невероятные вещи. Игроки могут быть полным нулем на тренировке, зато в игре они выходят на поле и три гола забивают… Они не загружают себя такими вещами, о которых думаем мы. Футболист там может игру провалить, но вести себя так, будто он хет-трик оформил. У нас это называется пижонством, а для них это какая-то норма.

И главное, что в Италии ничего плохого игрокам по этому поводу никто не говорит. Там футболисты умеют как-то в одночасье переключаться. Еще за две минуты до игры он может слушать музыку в наушниках, а на поле тут же начинает отдаваться целиком и полностью. У нас игроки больше скованны. Там же они совершенно раскрепощены и, как следствие, у них на поле больше получается, им больше дается. Возможно, это зависит и от менталитета.

Если судить по вашим впечатлениям, вы не против снова оказаться за рубежом и дать себе шанс проявить себя?

— Туда хочется, но я прекрасно понимаю, как за границей все может быть. При случае буду стараться, чтобы подобного, как было в Италии, больше не произошло.

Впереди у Мариуполя выездная игра в Полтаве, а затем – домашний матч с Динамо. Будете настраиваться на максимум в этих играх?

— В матч с Динамо нам заглядывать еще рано, а в Полтаву мы однозначно поедем за своими тремя очками. Дай Бог, у нас все получится. Впрочем, даже ничья будет для нас нормальным результатом. Ворскла сейчас на хорошем ходу, это сильная команда, с набором хороших футболистов. Я не скажу, что мы сильнее ее, но также не скажу, что она сильнее нас. Получается, шансы у нас 50 на 50. Мы же будем играть только на победу, а там как получится.

А что в противостоянии с полтавчанами станет ключевым?

— Против Ворсклы дома реально тяжело играть. Она сильная и своим домашним настроем, и поддержкой своих болельщиков. Игра будет очень непростой, но ее перипетии предсказать нельзя. Сделать это в футболе просто невозможно.

Пресс-центр ФК «Мариуполь» по материалам Sport Arena


 

Новости

Команда

Матчи

Клуб

Пользователю